Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Ошибочка вышла

Оригинал взят у alex_aka_jj в Ошибочка вышла

Есть старый английский анекдот о монахах-переписчиках книг. К моему великому огорчению, адекватно перевести суть, сохранив игру слов, невозможно. Рассказываю с пояснениями.

Молодой монах пришел однажды к отцу-настоятелю и сказал:

— Отче, почему мы переписываем наши священные книги всякий раз с предыдущей копии? Ведь если в нее вкралась ошибка, братья будут повторять ее снова и снова! Не разумнее ли копировать текст по самым древним манускриптам?

Настоятель монастыря взвесил эти слова и пришел к выводу, что монах прав. Взяв свечу, он удалился в библиотеку, чтобы сверить последние копии Писания с самым старым фолиантом, имевшимся в монастыре. Уже через час монахи услышали его ужасающие крики и сбежались посмотреть, что случилось.

Отец-настоятель громко плакал и кричал, биясь о стол головой и повторяя:

— Не «celibate», а «celebrate»!..

(Не «целибат» — обет безбрачия, а «праздновать»*!)

Самое смешное в этом анекдоте то, что он потрясающе близок к истине.

Collapse )

Ж. де Латур. Св. Иероним, читающий письмо. 1610-30.
Кажется, единственное, что в этой картине не является анахронизмом — это тот факт, что Иероним умел читать. Все остальное — и кардинальская мантия, и очки, и даже бумага — из будущего.


В середине XV века Иоганн Гутенберг выпустил в свет первое печатное издание латинской Библии (этот латинский перевод, известный под названием «Вульгата», создал в IV веке св. Иероним).

Все — абсолютно все! — тексты Священного писания, ходившие в обращении христиан на протяжении почти 14 столетий до этого, были рукописными (впрочем, практика ручного копирования не исчезла с появлением книгопечатания и некоторое время еще существовала параллельно с ней).

Это означает, что каждая копия Библии была переписана вручную с какого-то предшествующего текста, причем в подавляющем числе случаев источником служил не авторский оригинал, а другая копия, снятая в свою очередь с еще более ранней копии.

При ручном копировании неизбежно возникали искажения текста — пропущенные слова или буквы, описки, ошибки. Виной тому была невнимательность переписчика, усталость, плохое освещение, неразборчивый почерк в исходном манускрипте и даже недостаток грамотности. Иногда пометки на полях переписчик принимал за часть текста и переписывал их, добавляя к своему труду. Иногда исходный текст читали вслух, а переписчики записывали его — такая схема работы была удобнее, если нужно было сделать сразу несколько копий. Скажите честно — кто ни разу не ошибся на диктанте?..

В некоторых случаях переписчик мог внести и намеренные изменения — например, посчитав, что какое-то слово в исходном тексте написано с ошибкой и «исправив» ее.

И все эти ошибки и описки, все результаты невнимательности и небрежного отношения к тексту перекочевывали в следующую копию Священного Писания, становясь, фактически, его частью!

Кроме того, нужно помнить о том, кто именно копировал книги. Ведь монахи-переписчики, которых можно было бы с натяжкой назвать «профессионалами», появились сравнительно поздно. Первые несколько столетий христианские тексты копировали случайные люди. Среди них иногда попадались очень грамотные и сведущие в чтении и письме. Но бывали и такие, кто мог лишь механически копировать текст буква за буквой, не понимая даже смысла написанных слов. Ведь большинство ранних христиан происходили из самых бедных (и, как следствие, самых необразованных) слоев населения. А это значит, что уже самые ранние копии текстов Нового Завета должны были изобиловать неточностями и ошибками. Не будем забывать и о том, что эти тексты не сразу приобрели статус священных, и первые переписчики обращались с ними весьма вольно, дополняя и перекраивая повествование в соответствии со своими религиозными представлениями.

Мы не можем упрекать этих людей в том, что они искажали текст — они делали, что могли, и вероятно, прикладывали к работе все старание. Но этого определенно было недостаточно, чтобы в неизменности сохранить исходные авторские тексты.

Разумеется, об этом было прекрасно известно всем, кто имел дело с книгами. В некоторых текстах есть даже предостережения будущим переписчикам — например, автор Апокалипсиса угрожает, что всякий, кто припишет лишнее в текст, будет награжден язвами, а кто убавит от текста, потеряет «участие в книге жизни и в святом граде» (Откр. 22:18-19).

Даже козе понятно, что все эти угрозы были бесполезны. Из года в год, столетие за столетием, ошибки в манускриптах накапливались и накапливались. Их можно было бы исправить, сравнив текст с древнейшими рукописями — но самые древние доступные переписчикам манускрипты, разумеется, тоже были неточными копиями. К тому же в мире, где книга сама по себе была редкостью, получить доступ хотя бы к одному экземпляру текста было уже роскошью — тут уж не до выяснения древности и точности текста!

Хуже того, до начала XVIII века никто и не задумывался о том, насколько серьезными могут быть такие изменения в текстах. В 1707 году вышел труд английского ученого Джона Милла, проанализировавшего около сотни греческих рукописей Нового Завета (как вы помните, именно на греческом был изначально написан Новый Завет). Милл обнаружил в этих манускриптах больше 30 000 (прописью: тридцати тысяч!) расхождений — в среднем по 300 на каждую рукопись! Причем в этот список вошло далеко не все, а только важные искажения и явные ошибки.

Что же из этого следует?

Ничего особенного. Просто, читая текст Библии (и Нового Завета в частности), нужно понимать, что вы читаете слова, которые имеют лишь отдаленное отношение к изначальному, подлинному тексту.

Многие слова в дошедшем до нас тексте перепутаны, многие пропущены или искажены, из-за чего меняется (а то и полностью теряется!) смысл целых фраз. Многое переписчики добавили «от себя», нарушая логику и последовательность авторского текста и внося новые смыслы.



Иллюстрация из кодекса Albendense, библиотека Сан-Лоренсо-де-Эль-Эскориаль (Испания).

Вот вам лишь несколько примеров.

Греческие слова «избавивший» (λύσαντι) и «омывший» (λούσαντα) — омофоны, звучат они идентично, но пишутся по-разному. Неудивительно, что однажды какой-то невнимательный переписчик, работавший, видимо, под диктовку, перепутал эти слова. Манускрипт с ошибкой стал основой для последующих копий — и эта ошибка тиражировалась до тех пор, пока не попала в печатные книги, что окончательно утвердило ее как «правильный» вариант текста: «…возлюбившему нас и омывшему нас от грехов наших…» (Откр. 1:5) вместо «избавившему нас». В конце концов эта ошибка попала и в русский Синодальный перевод.

Вам кажется это незначительным пустяком? Это цветочки!

Одно из первых печатных изданий греческого текста Нового Завета было предпринято знаменитым голландским ученым Эразмом Роттердамским в начале XVI века. Подготавливая свой текст к печати, Эразм очень торопился (ему хотелось опередить других авторов). Поэтому ради экономии времени никакой серьезной критической работы над греческим текстом он проделывать не стал. Все тексты Нового Завета у него имелись в единственном экземпляре — этот экземпляр (созданный в XII веке) и стал основой для публикации.

Когда дело дошло до Апокалипсиса, выяснилось, что в книге отсутствует последняя страница с греческим текстом. Думаете, Эразм отправился в библиотеку и нашел недостающее? Как бы не так! Библиотеки для слабаков. Наш ученый, ничтоже сумняшеся, просто взял латинскую версию Библии (Вульгату) и… перевел текст оттуда.

В результате появилась книга, основанная на случайных греческих манускриптах, имевшихся в распоряжении Эразма, да в придачу ко всему, еще и с его собственным дополнением к Откровению Иоанна!

Но на этом история не закончилась. После выхода книги в свет обнаружилось, что в ней отсутствует чрезвычайно важный для верующих фрагмент. Этот маленький кусочек, включающий всего несколько слов, имеет огромное значение: на нем (практически на нем одном) базируется все утверждение о триединстве Бога. Фраза настолько важна, что даже получила собственное имя, принятое среди богословов и ученых: «Comma Johanneum», или «Иоаннова вставка». Звучит она так: «Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святой Дух, и Сии три суть едино».

Фрагмент этот должен находиться (или напротив, не должен — в зависимости от того, считаете ли вы его подлинным текстом или поздним дополнением) в первом послании Иоанна (5:7). Греческий манускрипт, которым пользовался Эразм, этого фрагмента не содержал, в то время как в Вульгате он был (а Вульгата вот уже тысячу лет была основой богослужения во всем западном мире). Разумеется, церковные власти были возмущены: не покушение ли это на святые слова? Не разгибание ли скреп?..

Эразм Роттердамский в ответ на обвинения только пожал плечами и сказал:

— Если вы покажете мне греческий текст, где такие слова есть — я включу их в следующее издание.

Легко понять, как быстро нашелся нужный греческий манускрипт. Его изготовили специально для такого случая и предъявили ученому — пришлось тому сдержать слово и действительно вписать фрагмент в текст. Начиная со второго издания греческого Нового Завета декларация божественной триединости в нем присутствует, хотя ее нет ни в одном более раннем греческом тексте.

Думаете, и это пустяки?

Опубликованный Эразмом Роттердамским Новый Завет выдержал множество переизданий. Примерно через сто лет появился фолиант, издатели которого не постеснялись заявить, что текст в нем «принят всеми и не содержит ничего ошибочного». С этого времени за текстом Эразма закрепилось гордое звание «Textus receptus», то есть, «общепринятый текст» — и, как следствие, этот вариант Нового Завета стал самым распространенным.

Именно на нем основаны многие переводы на другие языки — например, популярная в англоязычных странах Библия короля Якова (XVII век).

В начале XIX века зашла речь о новом переводе Библии на русский язык. И угадайте, какой текст был взят за основу при переводе Нового Завета?..

Правильно. Это был Textus receptus.


Монах скриптория за работой. Иллюстрация из книги: William Blades, Pentateuch of Printing with a Chapter on Judges. 1891.

Подведем итог.

Русский Синодальный перевод Нового Завета — все четыре Евангелия, Деяния и прочие книги — основан на средневековой публикации греческого текста под редакцией Эразма Роттердамского.

Эта публикация, в свою очередь, имеет в основе случайный манускрипт XII века, причем в нее по требованию Церкви была включена «Иоаннова вставка», которая в оригинале отсутствует.

Что же до Апокалипсиса, то русский текст его последних стихов — это перевод с греческого текста, который Эразм перевел с латинского текста Вульгаты, который св. Иероним в IV веке перевел с греческого текста — а этот текст, без сомнения, тоже был копией более раннего списка. Вы еще не запутались?..

Я рассказал только о двух случаях искажения текста.

300 лет назад Джон Милл нашел 30 000 разночтений в ста греческих манускриптах.

На сегодняшний день ученым известно больше 5 000 рукописей Нового Завета, написанных на греческом (и это только на греческом!). Абсолютно все эти рукописи не являются авторскими оригиналами. Это копии, переполненные ошибками и неточностями, искажающими смысл и мешающими правильно понимать суть.

Количество разночтений в этих манускриптах, по разным оценкам — от 200 до 400 тысяч.

К слову, полный греческий текст Нового Завета включает всего около 146 тысяч слов.

Следовательно, ошибок в Новом Завете больше, чем слов в нем.

У меня все, товарищи.

* В дополнение к анекдоту. Как подсказывает ученый Гугл, в редких случаях слово celebrate может означать "отправлять церковную службу". Предоставляю вам самостоятельно решать, какое из значений в данном случае предпочтительнее.


Поддержать автора можно тут. Добавлены реквизиты PayPal.



Патриарх Алексий II зверски убит Владимиром Гундяевым в своей резиденции в ночь на 5 дек 2008 г.

Оригинал взят у i_hate_the_snow в Патриарх Алексий II зверски убит Владимиром Гундяевым в своей резиденции в ночь на 5 дек 2008 г.
Оригинал взят у vit777 в Патриарх Алексий II зверски убит Владимиром Гундяевым в своей резиденции в ночь на 5 дек 2008 г.
Оригинал взят у rpzkirillvor в Патриарх Алексий II зверски убит Владимиром Гундяевым в своей резиденции в ночь на 5 дек 2008 г.
СПАСТИ РОССИЮ И РУССКИЙ НАРОД ОТ СТРАШНОГО ИГА
6 сентября 2009 года.
«Патриарх убился, но сам виноват», свидетельствует МП
Только факты. Патриарх Алексий
II зверски убит в своей резиденции в ночь на 5 декабря.

Collapse )

Псто в защиту бога

Допускаю, что что-то ТАМ есть. Допускаю, что даже что-то сверхумное и доброе, великое и всетворящее. Допускаю, что это бог, хотя сама в это не верю. Но верующие, или те, кто называет себя верующими, попы, например, своими поступками фактически считают бога неким исчадием ада, жестоким, самодовольным самовлюбленным самодуром. Вы действительно считаете, что богу угодно ваши многочасовые молитвы, это тупое и бессмысленное биением лбом о всякие поверхности, это бессмысленное махание руками, свечи, бормотание, поклонение неким картинкам, на которых, уж точно, не ОН изображен?
В ХХС сейчас вытащили тряпицу и гвоздь. Тыщи людей пойдут кланяться этим "святыням". Но даже если предположить, что это именно та тряпица, тот гвоздь, то кому надо это поклонение? Несколько часов поклонения! Богу это угодно? Он считает это полезным? Он бредит? Он вот так самоудовлетворяет свое эго? Или что? А провести эти часы с родными, близкими, любимыми не полезнее ли? А попросить у обиженных вами прощения не логичнее ли, чем просить прощение у бога, даже если он есть? Вы своими действиями фактически признаете бога извращенцем, что он издевается над людьми. А если ОН этого не просит, от кого вы узнали, что это ему надо, или кому-то это надо? От попов? Которые берут за это ваши деньги? От попов которых вы называете отцами и батюшками, в то время, когда ваш Христос настоятельно рекомендовал никого не называть своим отцом кроме отца своего родного и Бога. Прочтите Библию, там об этом ясно сказано. Вы молитесь на Библию, которую сами не читали? Или читали, но нарушаете, что что там сказано? Но это абсурд!
Никогда не поверю, что всемогущему богу нужны ваши души, ваше поклонение, ваши молитвы, ваше жертвоприношение и прочее, ибо это бессмысленно. И никто из верующих внятно не смог ответить на все эти вопросы. Нет конкретных ответов, ибо это всё нелогично - вся эта вера и поклонение вере, именно вере, а не богу, нелогично!
Строить дома, печь хлеб, рожать и воспитывать детей, заботиться о родных, лечить больных - вот что нужно и должно делать человеку разумному. Это настолько очевидно! А если допустить, что богу угодно вот это массовое бессмысленное поклонение ему же, которое не приносит пользы никому кроме попов, то это не бог, а  чудовище! Разве можно такому чудовищу и самодуру поклоняться и тратить на это столько времени?
Уверена, что Бог не такой, как вы его себе представляете. Он не жестокий, не он позволяет погибать в муках миллионы людей, детей, стариков. Не он их убивает! Не он их лечит! Не он их заражает всяческими болезнями! Все радости и беды от человека.
Вот в человека я и верю. Верю, что человек со временем станет умнее и добрее. Сам станет - без помощи какого-то бога. 

Молитва


            Читать меня научила мама. Учение началось примерно в два года, и к трём годам я уже довольно сносно складывала буквы в слова. Книги я просто «проглатывала», читала запоем. Помню, как в четыре года папа застал меня ночью в кровати под одеялом, я там читала книжку с фонариком. Это был "Золотой ключик, или Приключения Буратино" Алексея Толстого. С фонариком и под одеялом читать было интереснее.

            Родители были всегда заняты, и моими учителями стали книги. Писать я училась сама. Просто срисовывала буквы из книг, иногда сама, как курица лапой, выводила большие печатные буквы, а иногда – старательно, по линейке рисовала красивые, но разнокалиберные раскоряки.

            В основном мы жили на даче – «ребёнку нужен свежий воздух и витамины». Сначала еду готовила мама, было не очень вкусно, а потом у нас в доме появилась баба Катя – наша соседка. Баба Катя - маленькая сухонькая старушка готовила волшебно. До сих пор помню её сказочный омлет, который она запекала в металлической миске, в печке. Яйца для омлета несли настоящие куры, которые жили в курятнике бабы Кати. Частенько мама с папой оставляли меня на попечение бабы Кати, а сами исчезали надолго с целью зарабатывания денежек.

            Баба Катя была набожной, она верила в Бога и постоянно молилась, тихо и истово. Родители мои – атеисты, попросили бабу Катю не приобщать меня к вере, они считали, что человек, если и должен прийти к богу, то осознано и в зрелом возрасте. Видимо потому баба Катя всегда очень тихо молилась, а я её спрашивала, что она там шепчет в углу. Почему-то иконы, на которую молилась баба Катя, я не помню. Потому представление о Боге в те малолетние года у меня сложилось своё. И Бога я называла «Може». Баба Катя молилась очень тихо, часто повторяя – «Боже! Боже!» А мне слышалось «Може». Мне казалось, что бога так и зовут, потому что однажды баба Катя мне сказала, что Он всё МОЖЕТ. Ещё от бабы Кати я узнала, что Може это тепло, добро и благодать, что Може справедлив, живёт на небе. Справедливость я понимала на примере одной конфеты, которая делится друзьями ровно пополам, т.е. справедливо. Этим мои познания о Боге и ограничивались.

            Умерла баба Катя так же тихо и беззвучно, как и жила. Я тогда ещё не понимала, что такое смерть, спросила об этом плачущую маму, которая ответила мне, что баба Катя отправилась на небо (оригинальное объяснение для атеиста!). Я поняла, что баба Катя ушла в гости к Може, только не поняла, почему она больше к нам не вернётся. Наверно, у Може на небе так хорошо, что не хочется возвращаться. Я представляла, что баба Катя, там - на небе, как и мне, готовит для Може вкусный омлет в печке.

            Я часто вспоминала бабу Катю, даже грустила. Баба Катя как-то жаловалась, что за неё даже некому будет помолиться, когда она умрёт. И однажды я попыталась вспомнить молитву, которую шептала баба Катя, но не могла вспомнить. В моей голове звучал лишь некий мотив молитвы, а слов я не помнила, так как никогда их и не слышала чётко. Молитву я решила написать сама. Я взяла толстую тетрадь в клеточку, цветные карандаши и линейку. Мне казалось, что молитва должна быть написана именно по линейке, аккуратно, а буквы должны быть разного цвета. Молитва мне представлялась неким письмом, вроде письма Дедушке Морозу с просьбой о подарке к Новому году.

            Для начала я попыталась представить, как выглядит Може, стала вспоминать, что говорила мне баба Катя про него. Судя по описанию бабы Кати, Може должен быть мохнатым и рыжим, как наш Чапа. Простая дворовая собака Чапа была тёплой и мохнатой и очень благодарной, как Може, а доброты у Чапы хватило бы на мильён таких собак, и ещё бы осталось некоторым людям. Меня очень позабавил этот собачий образ Може, но против фактов не поспоришь, а факты об облике Може были из первоисточника – от бабы Кати.

            И я стала творить молитву.

            Я написала (цитирую по памяти): «ДОРОГОЙ МОЖЕ!» Потом подумала и добавила: «УВАЖАЕМЫЙ!» Это слово я видела в каком-то письме у папы на столе и мне казалось, что это очень по-взрослому.

            Потом я думала по поводу обращения к Може. Как его называть «ВЫ» или «ТЫ»? Решила, что обращение «ТЫ» будет более дружеским.

            И я продолжила: «ПИШЕТ ТЕБЕ ДЕВОЧКА ОЛЯ КАТОРАЯ ЗНАКОМАЯ БАБЫ КАТИ.

ПЕРЕДАЙ ПАЖАЛСТА ПРИВЕТ БАБИ КАТИ КАК ОНА ТАМ ЖИВЁТ? ХОРОШО НАВЕРНА ПРАВДА У НИЁ ВКУСНЫЙ ОМЛЕТ? ГОВОРИ ЕЙ СПАСИБО ОНА ЕТО ЛЮБИТ ПУСТЬ БАБА КАТЯ НЕБЕСПАКОИЦА МАМА ПОКУПАЕТ МНЕ ПИЦУ Я ЕЁ ЕМ И ВСПАМИНАЮ ОМЛЕТ БАБЫ КАТИ. ХОЧЕЦА ПАСМАТРЕТЬ КАК ВЫ ЖИВЁТЕ НА НЕБЕ НО НАВЕРНА МАМА И ПАПА МЕНЯ НИ АТПУСТЯТ К ВАМ АДНУ А ОНИ ЗАНЯТЫ ВСЕГДА РАБОТАЮТ МОЖЕ БЕРЕГИ БАБУ КАТЮ И ДЕЛИ ВСЁ ПАПАЛАМ СПРАВЕДЛИВА ОНА ТИБЯ ОЧЕНЬ ЛЮБИТ ОНА МНЕ ТАК ГОВАРИЛА ЧЕСНО А Я НАРИСУЮ ТВОЙ ПАРТРЕТ МОЖЕ ДОСВИДАНИЯ».

            На этом моя фантазия закончилась и я занялась портретом Може. У меня получился этакий мультяшный персонаж типа домовёнка оранжевого цвета, ведь рыжего карандаша у меня не было. У Можи были чёрные глаза-бусинки, как у Чапы, красный рот – улыбка, короткие мохнатые лапки. Я долго сомневалась, рисовать ли нос, решила, что нос нужен, и я нарисовала Може чёрный нос, как у Чапы. А потом нарисовала и уши, но маленькие. Помню, что портрет мне понравился. Затем я поставила портрет на столе в углу, молитву положила рядом так, чтобы видеть, и стала молиться. Я помнила, что баба Катя как-то странно водила рукой (крестилась), но не знала, как это правильно делать и зачем это делать, знала только, что это надо делать. И я стала шептать молитву и беспорядочно водить рукой. Вскоре мои жесты приобрели осмысленность. В зависимости от смысла текста моей молитвы, я, то клала руку на сердце, то касалась рукой головы. И мне даже показалось, что Може слышит мою молитву.

            Но мою молитву услышала и увидела мама. Она стояла в двери комнаты и молчаливо наблюдала за мной. Когда я стала читать молитву, мама поняла смысл моих действий. Потом я закончила читать и увидела маму, и она бросилась меня обнимать и целовать, приговаривая: «Умница моя!» Я не поняла, почему я умница, ведь ничего такого умного я не делала, и не поняла, почему у мамы слёзы. Мама сказала, что это слёзы радости. Тогда мне было непонятно, зачем и как можно плакать от радости.

______________________________

            Листочки с «молитвой» и портретом Може я нашла в старой коробке на даче, когда в ноябрьские праздники наводила там порядок. Я прочла молитву, умилилась на портрет Може, вспомнила бабу Катю и…бросила эти листочки вместе с другим мусором в камин. И только когда листочки сгорели, я подумала, что бездумно уничтожила часть своего наивного детства.